Наш телефон: +7 (342) 203 03 15
Пишите нам: dollperm@yandex.ru Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.

* Хотите узнавать наши новости раньше всех? Впишите свой email:

Hosted by "Net Artis"

Яндекс.Метрика

d.n.v.7.jpg

КУКОЛЬНЫЙ НАРОД

Марины Витмановской

marina.jpg - 120.64 Kb

от художника

О себе немножко с иронией. Как говорил Джек Лондон о золотой лихорадке, правда обо мне опережает любые слухи.

Я родилась в Перми в пролетарской семье.

Отец -- железнодорожник и моряк Чугаинов Георгий Семёнович, поэтому я знаю, какие и зачем горят огоньки на мачтах, бакенах и семафорах и почему пароходы идут и гудят, как мамонты в тумане, и как они угадывают дорогу...

Мать, Валентина Лукьяновна, работала печатницей и была всю дорогу на виду в своём деле.

Окончила 132 школу. Любимые предметы -- история (Коротаева Нина Александровна), география, философия, литература, научный коммунизм и труды. Понятно, что ни философии, ни научного коммунизма в школе предметно не было, но они существовали беспредметно, как компонент школьной атмосферы. Это детство советских 70-х было, надо признать, счастливым.

С учительницей по английскому (наша классная руководительница) Галиной Александровной Воробьёвой мы ходили в турпоходы, ездили на экскурсии в Клайпеду, Ленинград… В Ленинграде были зимой. Чёрная речка, белый снег, вороны, ивы. Вот, запомнила. Чем это дышало? А Галина Александровна «таскала» нас по музеям, хоть мы и уставали. Но вот теперь-то знаешь, как они важны, даже неосознанные, впечатления от классических образцов красоты и истории.
По окончанию школы уехала в Ленинград и поступила учиться в училище от завода Электорсила, там же потом работала электрообмотчицей. Вот откуда я так хорошо теперь всех кукол заматываю, и обматываю, и выматываю. Затем поехала на Север повидать тамошнюю жизнь и белых медведей. Я-то очень хорошо понимаю Владимира Путина, зачем он, разъезжая по стране, попутно работает анестезиологом и
то и дело укладывает спать то тигриц на Дальнем Востоке, то белых медведей на Крайнем Севере. Это от того, что он жизнь любит, и не только свою.
И оставалась я на Севере до поры до времени: не могла оторваться от белых медведей. Там закончила швейное училище и работала в ателье. В годы перестройки вернулась в родную Пермь, стала предпринимателем, открыла частное швейное ателье и из остатков тряпочек стала делать кукол. Кукла для меня на ветру перемен была психоаналитиком, давала ощущение чего-то домашнего. Всегда ведь хочется, чтобы был уют, создать что-то красивое своими руками. Кукла в доме живёт как родная, оживляет дом, и дети мои тоже стали шить кукол. Андрюша мой, глядя на маму, столько кукол нашил, зверюшек разных, до сих пор они у нас.

Но наступила и у меня великая депрессия, как в своё время у великого американского народа, как у великого русского сейчас, а сын уже подрос и посоветовал маме заняться всерьёз куклами. У Шендеровича неплохо шло. А как раз началось такое широкое кукольное движение в России, и я, так сказать, угодила в этот кукольный мейстрим конца 90-х – начала нулевых, да и в Перми открылся кукольный дом, куда я сразу зашла и уже не вышла. Окончила курс Натальи Минаевой, и вот отсюда началась моя жизнь как руководителя моего кукольного народа. Судьба народа в моих руках. Главное для меня – не довести свой кукольный народ до великой депрессии.

о художнике

В процессе творческого развития Марины Георгиевны Витмановской «её народ», по мнению философов и искусствоведов, разделился на несколько социальных слоёв. Связано это, конечно, с волей художника, с изменением и постановкой последующих созидательных задач. Основной вопрос философии по отношению к миру кукол остаётся тем же: что первично, дух или материя? Дух, в данном случае – это вопрос «искусство ли лежит в фундаменте кукольного мироздания?» Или материя, то есть бытовая и социальная прагматика? Надо сказать, что каждый художник решает этот вопрос самостоятельно. Если говорить о кукольном мире М. Г. Витмановской, то в основе его развития лежат задачи искусства, то есть изначально Марина Георгиевна подходила к решению заданий как «Создатель» своего мира.
Вернёмся к вопросу «страт». Страты в мире кукол и в отдельном кукольном народе мы можем унифицировать. Первое, это «социальная» группа кукол представляющая «население» как ответ на постановку формальных задач. На наш взгляд, наиболее бедная с точки зрения содержания искусства. Но и здесь художник выражается посредством демонстрации своего мастерства, оригинальности заданного образа, психологического, эстетического содержания персонажа. В этом ряду стоит авторский образ Труфальдино, занявший в международном конкурсе 2008 года III место.
Далее идёт жанровая и модельные страты, где образная фишка строится на тиражировании уже знакомой историко-культурной ситуации или знаковой фигуры произвольно вычленяемой художником из исторической эпохи. В кукольном социуме Марины Георгиевны из представителей этой страты «Соломея»; есть такие представители и у её коллег. Например, «Юдифь», «Эркюль Пуаро» Екатерины Шардаковой (есть ещё страты кукол, которыми иллюстрируются различные приколы или организовываются отсылки к «модным» линиям, и здесь есть успехи, но говорить о них здесь и сейчас неуместно).
Третья страта – это образы национальных культур в конфликте (перед лицом) общего содержания человеческой цивилизации. Для мира Марины Г. Витмановской здесь намечается, но до конца не реализовалась, на наш взгляд, так называемая «русская линия». В этом ряду наиболее замечательными субъектами стали куклы «Девочка на варежке» и «Пасха».

d.n.v.7.jpg

Что касается «Девочки на варежке», то она задумывалась как представитель «первой страты», то есть как заданный образ: «должна была быть» явлена «Огневушка-поскакушка» из бажовских сказок. Но «девочка» вышла из-под контроля, приобрела характер и стала поступать своевольно и легкомысленно. Она была представлена на краевой ярмарке, где её попытались тут же украсть. Однако девочка благополучно выскочила из передряги и попала в руки хозяина-коллекционера.
«Пасха» довольно долго ждала своего хозяина. Кажется, что здесь «царствующая особа», то есть художник, ухудшила свою работу. Первоначальная «Пасха» была образом немой девушки. У Витмановской вообще намечалась такая эстетико-философская отличительная особенность представлять своих кукол в качестве разговаривающих с людьми подчёркнуто не вербально, то есть это предзаданный образ лишенных языка, безо рта персонажей. Отсюда невольное углублённое внимание к внутреннему миру куклы знакомящихся с ними людей. И «Пасха» была такова. Именно здесь заключалась глубокая характеристика социокультурной трагедии, которую пережил русский народ в XX веке. Потеря фундаментального ощущения русского мира, мира в самом себе, внезапно лишившегося по воле политиканов своей идентичности. Поэтому «Пасха» была лишена возможности сказать на радостное поздравление «Христос воскресе!» ответное, праздничное и жизнеутверждающее: «Воистину воскресе!» Но «Пасха» не продавалась. И рыночная конъюнктура заставила художника навести на лицо немой «Пасхи» рот. Вышло немного «а-ля русс», и кукла уехала в Испанию, проживать в фамильном замке на камине. Конечно, в ней нет уже первоначальной историософской характеристики нашей современности, но есть-остались мечтательная тоска по доброте, Родине, любви и правде.

о работах:

побережная линия Марины Морской
Авторская кукла – это, вне всякого сомнения, искусство. Почему? Потому что кукла начинается с самоанализа, с авторской ревизии того, что ты есть. Так художник выражает и своё ощущение жизни, и своё отношение к тому, из чего состоит эта жизнь. Но это не самая основная часть эстетического творчества. Самая значительная страта кукольного народа на самом деле осуществляет проекцию авторского миропонимания. К этому ряду относятся такие шедевры Витмановской – иначе о них и не скажешь, – как «На прогулке (или Марсианка)», «Космосоветник», «Ключник», «Время, или сэр Биг-Бен», «Пермячок-морячок» и другие.


2

...самая ранняя из них – Марсианка
При взгляде на Марсианку понимаешь, что этот шедевр несправедливо «достался» Марине Г. Витмановской. Ни при каких раскладах начинающий художник по куклам не мог бы достичь такого результата, а она – достигла?! Это оказалось прорывистое произведение! Марсианка, как мы можем убедиться, субъективированная девочка. Её чуждость миру подчёркивается, по-витмановски, отсутствием рта: она с миром не разговаривает. Марсианская девочка на прогулке и держит с детской жестокостью за лапку домашнее насекомое. Шаг не правильно – и лапка будет оторвана. В то же время марсианка-ребёнок беззащитно смотрит на окружающий мир. Чего она ждёт, если мир безразличен к ней, как к плевку на асфальте? А она ждёт внимания и любви, девочка любопытна и доверчива, она вся в иллюзии безопасности. Только бы с ней ничего не случилось! Не менее очаровательно и её домашнее босикомое-носикомое, которое, судя по всему, привязано к маленькой хозяйке, готово вытерпеть от неё всё, что угодно, и разделяет её любопытство к незнакомому миру. А незнакомый мир – это мы. Чего ждать Марсианке от такого мира?

1

Пермячок-морячок
По-моему, это классика Перми, пермской ментальности, которая могла бы быть растиражирована как образ-бренд. С чем каждый согласится, кто хоть раз был свидетелем праздника «погранцов», «десантуры», Российского военно-морского флота или морской пехоты в Перми. Тут мы можем припомнить и именную АПЛ «Пермь» в составе 7-ой дивизии Северного флота России, к сожалению, изрезанную на иголки.
Любовь пермяков к океанам и морям необъяснима и не уступает им, морям и океанам, в их глубине и необъятности. Кама для Перми – это не просто Большая река, это предмет восхищения, любования, уважения и какой-то завораживающей космической перспективы, убегающей в мировой океан Вселенной. Кама – это взгляд в будущее.
Но «Пермячок-морячок», в первую очередь, говорит не об этом. В этой фигурке видна фундаментальная правда военной службы. Детской наивностью и трагизмом наполнены его глаза. Дитя, отдающее воинскую честь проходящим мимо взрослым людям, поражает своей чистой верой в безусловное благородство военной службы Родине. Но мы знаем и другое (через родных, близких, друзей, которые прошли через службу и войну, через личный опыт, наконец), что бог знает с чем столкнётся Пермячок-морячок впоследствии! И останется ли целой его душа?!

3

Космосоветник
Старый служака. Бывший офицер морской пехоты из секторного флота сил межзвёздного развёртывания галактической империи, чьё имперское сердце находится в созвездии Ориона. В мундире Персонального консультанта по чрезмерным конфликтам в предельном космосе он чувствует себя как нельзя лучше: не верит ничему, не доверяет никому. Прицельный и острый взгляд космосоветника имеет в виду только максимально эффективный и экономичный способ поражения объекта актуальной угрозы. Опыт морпеха в нём сочетается уже по-новому с непроницаемостью замыслов и решений. Космосоветник видит мир как баланс конфликтов, и за ним остаётся последнее слово внезапной и абсолютной по последствиям военной дипломатии.

5
Ключник
Это было сразу его рабочее название, и оно так и осталось за ним. Правда, более посвященным в его дела Ключник представляется как Дипломат. Сам по себе Ключник всё время настороже и относится к людям с подозрением. Этому научило его долгое искусство дипломатии, в которой ему приходилось блефовать, вероломно обманывать и зачастую действовать чужими руками. Неизменным основанием, санкционированием и оправданием ему, всей жизни этого способного на всё человека, оставались интересы Большого государства, которому Ключник самозабвенно служил. Но в ходе последней Мировой войны его огромная Родина разлетелась в клочки.
Ключник не беспомощен, он на что-то надеется. Надежды и Веру в будущее, в мощное возвращение его рухнувшей империи придают ему ключи, то есть тайные знания о закулисах Большой политики и её механизмах. Он может подобрать ключик к любому и к любой проблеме. «Ключник», – представляется он. Но он – Ключевой Дипломат. Он действующий Ключевой Дипломат исчезнувшего государства. Он работает на возвращение своей страны в мировую историю. И другого ему не надо. Его ключи – не ключи от Рая, но ключи от истории.

Время, или сэр Биг-Бен
Сэр Биг-Бен только обретает свою биографию и судьбу. О нём, пожалуй, сейчас ходит больше слухов и легенд, чья достоверность более чем сомнительна, чем фактов, о которых мы знаем наверняка. Поэтому пока о сэре Времени мы временно не говорим.
Линия побережья Марины Г. Витмановской вдоль океана искусства продолжается. Появятся ли на побережье новые образно-философские персонажи, или будет больше родных лиц России, или характеров мировой культуры? Кто знает! Во всяком случае, побережье будет продолжать населяться; познакомимся, если что.

К сведению
М. Г. Витмановская в составе МОАК с 2006 г., ПГАК с 2007 года, УАКК с 2008 года.
Участник Международного салона кукол в Москве,
Фестиваля Уральской ассоциации кукол в течение нескольких лет, в 2008 году заняла III место в номинации работ «Любовь к трём апельсинам».
Художник международного уровня, ряд работ находится в частных коллекциях за рубежом.
Ведёт на базе ПГАК мастер-классы по куклам из папье-маше и текстиля.

Владимир Якушев,
комментатор ПГАК по искусствоведению